PDA

Просмотр полной версии : Лидия Литвяк



Riki_M
30.09.2013, 17:15
13 сентября 1942 года ас Люфтваффе, на счету которого было 11 сбитых самолётов, унтер-офицер истребительной эскадры JG53 («Пиковый туз») направил свой Мессершмитт Me109G в хвост Як-1 и открыл огонь. Пилот изрешеченного Як-1 всеми силами пытался уйти с прицела немецкого аса, как вдруг из ниоткуда снаряды вонзились в Мессершмитт Мейера, заставив того прекратить преследование и обернуться назад — другой Як-1 уселся ему на хвост. Мейер пробовал стряхнуть его, но противник оказался равен ему в мастерстве. Следующая очередь попала точно в цель, и огонь от поврежденного двигателя перекинулся на фонарь кабины. Мейер выпрыгнул из горящего самолёта, поняв, что единственным шансом на спасение была встреча с Красной армией на земле.
Советские солдаты уже ждали его, пока он спускался на парашюте. Опешив, Мейер потребовал встречу с пилотом, превзошедшим его. Лётное поле для истребителей было по пути конвоирования военнопленных, поэтому было решено удовлетворить просьбу немецкого пилота. По прибытии на лётную полосу Эрвин Мейер испытал чувство отвращения, когда словно в злую шутку перед ним предстала невысокая и молоденькая блондинка, неряшливо одетая в сержантскую форму. И только когда девушка на сносном немецком описала их бой в воздухе во всех подробностях, он понял, что стоит лицом к лицу с пилотом, одолевшим его.
http://s019.radikal.ru/i634/1309/80/bbc023279db1.jpg

Лидия Литвяк родилась в Москве 18 августа 1921 года. Детство провела вместе с родителями и младшим братом в тесной двухкомнатной квартирке в полутора километрах от Кремля. Отец работал железнодорожником в депо, а мать на полставки на складе. Как и многие дети в то время, Лидия сначала стала октябрёнком в возрасте 7 лет, а затем и пионером в 10. Данное молодёжное движение было призвано содействовать сталинскому режиму. Вдохновленная им, а также Стахановским движением, Литвяк стала самым настоящим патриотом. Так вышло, что в 1933 году в день 12-летия девочки генерал ВВС Советского Союза Яков Алкснис объявил о первом Дне Воздушного Флота СССР. Литвяк побывала на впечатляющих показательных выступлениях в Парке Горького. Уже в возрасте 14 лет, недостаточном для полётов, ей было выдано полуофициальное разрешение на посещение наземной школы лётного клуба «Осоавиахим». После сдачи экзаменов один из инструкторов, Ульянов, взял Литвяк в воздух против всяких правил.



Едва ей исполнилось 15 лет, Литвяк совершила свой первый одиночный полёт на биплане Поликарпова По-2. Несмотря на возражения со стороны матери, Лидия продолжила летать и оттачивать своё мастерство. Со временем её страсть и тяга к авиации лишь усилились, а новое поколение русских женщин-авиаторов и их рекордные полёты ещё сильнее вдохновили её. Наибольшее влияние оказала Марина Раскова, чьими фотографиями и газетными вырезками был усеян альбом Литвяк. Сверстники Лидии запомнили её харизматичным и очень уверенным в себе подростком; она также пользовалась популярностью среди ребят и любила танцевать. Одна из однокурсниц лётной школы описывала её как человека, у которого получалось всё, за что бы она ни бралась. По этой же причине в неё влюблялись все ребята с лётной школы. Однако вскоре беззаботные юношеские деньки для Лидии остались позади.


К 1941 году Литвяк стала инструктором и талантливым пилотом с очевидными способностями к исполнению фигур высшего пилотажа. В июне того же года Германия вторглась в Советский Союз. 7 ноября немецкие силы находились на подступах к Москве, а Литвяк, воодушевлённая речью Сталина на Красной площади и примером тысяч других женщин, отправившихся на фронт, искала шанс пойти на войну.


Её кумир Марина Раскова уже выступила с речью в сентябре, на которой Лидия присутствовала лично. Более того, Расковой удалось убедить Сталина разрешить женщинам летать и сражаться за страну. 8 октября 1941 года был отдан приказ о формировании 122-й авиационной группы под командованием Расковой. В состав группы вошли три женских авиаполка: 586-й истребительный, 587-й бомбардировочный и 588-й ночной бомбардировочный. Раскова вместе с помощницами провела сотни собеседований с девушками, претендующих на место в группе. Среди них была и Литвяк, которая попала в 586-й истребительный авиаполк. Все прошедшие получили мужскую военную форму и отправились на поезде в Энгельс для прохождения тренировок. По прибытии всех новобранцев постригли по мужскому уставу, и только Литвяк отказалась. Тем не менее, после длительных убеждений она согласись обрить голову вместе с остальными девушками. Зарекомендовав себя как потенциальную проблему, Литвяк осложнила своё положение тем, что срезала меховые манжеты с лётных сапог и пришила к воротнику комбинезона, дабы сделать его более модным. После ареста и одиночного заключения с иголкой и ниткой Литвяк вернула первоначальный облик своему обмундированию.
http://i019.radikal.ru/1309/d0/ab4adc0c0703.jpg

По мере того, как её волосы отрастали, она вновь стала их осветлять. Это привычка сохранилась даже на фронте, где, как полагают многие, Лидия доставала перекись водорода в полевом госпитале, чтобы смешать с тёплой водой из радиатора своего истребителя. Литвяк тренировалась и тренировала на одной и той же модели биплана – По-2 – и зарекомендовала себя как один из лучших пилотов учебной программы, что позволило ей отобраться в 586-й истребительный авиаполк вместе с подругой Катей Будановой. В ранге сержантов Литвяк и Буданова сформировали эскадрилью внутри 586-го из 18 истребителей Як-1. Этот самолёт считался одним из лучших советских истребителей того времени. Его включение в состав группы было прямым доказательством решимости и убедительности Расковой. Первый полёт Литвяк на Як-1 состоялся в январе 1942 года над левым берегом Волги. Лидия любила цветы и разместила открытку с желтыми розами от матери в левой части инструментальной панели своего нового истребителя.


16 апреля 586-й истребительный авиационный полк вошёл в строй. Однако вместо того, чтобы отправить на фронт, полку был отдан приказ защищать воздушное пространство Саратова. Вдали от боевых действий, дабы развеять скуку, девушки из 586-го встречались с пилотами местных подразделений на танцах. Литвяк вновь пользовалась повышенным вниманием мужчин. Но это слабо помогало против тоски и разочарования – сердце просилось на линию фронта. Под влиянием Расковой 8 девушек были отобраны для замены мужской эскадрильи в Сталинграде, где к этому времени число боевых единиц Люфтваффе превосходило Советские ВВС в четыре раза. Литвяк и Буданова попали в число заменяющих для 437-го истребительного авиаполка и отправились в Сталинград в сентябре 1942-го, вызвав по прибытии зависть к Якам со стороны подразделения, оснащенного ЛаГГ-3. 13 сентября Литвяк стала первый женщиной в истории, сбившей вражеский самолёт в воздушном бою. Это был Мессершмитт Me109G пилота Эрвина Мейера, зашедшего в хвост Раисы Беляевой. На следующий день Литвяк сбила второй 109-й.


27 сентября она также сбила Ju88 и ещё один 109-й. В октябре 1942-го Литвяк и Буданова были отобраны в элитный 9-й гвардейский истребительный авиаполк. Генерал Паулюсь капитулировал под Сталинградом, и теперь численность Советских ВВС начала превосходить Люфтваффе. Следующие три месяца Литвяк провела в ожесточенных воздушных сражениях, но в то время как у Будановой было два сбитых 110-х 10 декабря, у Литвяк не было подтвержденных сбитых вражеских самолётов – возможно, из-за того, что на большинстве вылетов она была ведомой.


Для Литвяк и Будановой 1943 год начался с трагической новости о том, что Марина Раскова погибла в результате крушения ее Пе-2 из-за плохих погодных условий. Литвяк и Буданова были переведены в 296-й истребительный авиаполк в Котельниково, где их с должной почестью как ветеранов боевых действий поприветствовал их новый командир полковник Николай Баранов. Баранов был уважаемым летчиком-ветераном, которым восхищались мужчины и женщины под его командованием. Благодаря своему отеческому отношению к подчиненным, его часто называли «отцом» или «папой». Когда количество боевых вылетов увеличилось с трёх до четырёх, Баранов, Литвяк и Буданова стали часто летать в звене вместе со своим боевым товарищем асом Алексеем Соломатиным. 11 февраля Литвяк сбила Ju-87 и Фокке-Вульф FW-190 в группе. Неделю спустя Литвяк и Буданова стали младшими лейтенантами. Теперь, будучи командиром звена, Литвяк стремилась подчеркнуть свою индивидуальность – ее часто видели в красных шарфах, которые она делала из парашютного шелка. Рассказывали, что она нарисовала лилии на носу своего истребителя, но подтверждений в фотоматериалах не имеется.


Впоследствии в результате неверного толкования этого факта западными СМИ, ее начнут называть «Белой Розой Сталинграда». Летом Литвяк собирала цветы и дразнила мужчин своей эскадрильи, украшая их самолеты лепестками. Возвращаясь с боевых вылетов она часто выполняла фигуры высшего пилотажа на малой высоте над аэродромом.


Теперь уже асы, Литвяк и Буданова 23 февраля были награждены Орденом Красной Звезды. Также они стали гвардейцами 296-го истребительного авиационного полка. Впоследствии обе летчицы станут обладательницами Ордена Красного Знамени и двух Орденов Отечественной Войны. 22 марта Литвяк сбила бомбардировщик Ju -88, после чего её атаковали два Мессершмитта 109s. Несмотря на серьезное ранение в ногу, она сбила один из немецких истребителей. Второй истребитель был заявлен как вероятно сбитый. Ей сделали операцию, и весь апрель она провела в Москве со своей матерью и младшим братом, восстанавливаясь после полученных ранений. После операции она стала страдать хромотой. В один прекрасный день в Москве ее остановил офицер армии и сделал выговор за то, что она носила цветок в своей форменной фуражке. Но ознакомившись с её документами и поняв, кто она такая и почему находится в Москве, он немедленно извинился и потребовал стать ее сопровождающим. Теперь о ней стали писать в газетах, присваивая её заслугам второе место после подвигов Александра Покрышкина.

http://s017.radikal.ru/i422/1309/1a/c0335f3335bd.jpg

В мае 1943 года Литвяк вернулась на фронт по собственному требованию задолго до окончательного выздоровления. По возвращении её повысили до старшего лейтенанта, а пятого мая она уже сбила 109G. Литвяк приземлилась для заправки и пополнения боеприпасов, но когда ее командир Баранов увидел, в каком состоянии она была, он немедленно приказал ей заглушить двигатель самолета и отдохнуть. На следующий день Баранова подбили, и он направил свой охваченный пламенем Як-1 обратно на летное поле. Весь полк, включая Литвяк, наблюдали за тем, как Баранов выпрыгнул из подбитого самолета, парашют его загорелся, и он упал. Его смерть совпала по времени с кончиной Расковой, что серьезно повлияло на Литвяк. На следующий день она подбила очередной 109G. Еще один из ее близких товарищей, Алексей Соломатин, получивший звание Героя Советского Союза, чуть было не признался Литвяк в любви. В конце месяца он погиб в результате отказа двигателя во время тренировочного полета.


После его смерти Литвяк написала своей матери, что она тоже его любила. Будучи удрученной гибелью кумира детства и друга, командира полка, к которому она относилась как к отцу, теперь она потеряла и своего возлюбленного. Теперь от дерзкой уверенности и девичьего тщеславия Литвяк не осталось и следа. Как закаленный ветеран со жгучей ненавистью к врагу, она жила, чтобы летать и убивать.


13 июня Литвяк стала командиром третьей эскадрильи 73-го гвардейского истребительного авиационного полка. Три дня спустя, ведя свою эскадрилью в бой, она сбила Ju88 и 109G, а также добилась преимущества искусным маневром и подбила 109, за штурвалом которого находился Ханс Грунбург, на счету которого было 53 сбитых самолета. Противник смог с трудом покинуть поле боя. Литвяк также получила ранения в ногу и плечо. Всего через несколько дней, подбив 109, ее боевой товарищ Катя Буданова погибла от ранений, полученных в результате крушения во время посадки подбитого истребителя. После этого друзья и сослуживцы заметили, как некогда игривая девчонка закалилась, словно сталь до уровня безжалостной одержимости.


1 августа, во время четвертого боевого вылета, сбив один 109 и возможно второй, Литвяк атаковали два 109s. Последний раз ее видел ведомый пилот сквозь просвет в облаках, как она отчаянно сражалась с парой 109. Историки сузили круг поиска пилотов, которые могли сбить «Белую Лилию Сталинграда», до двух человек. Один из этих немецких летчиков был убит несколько мгновений спустя, когда подбитый им Як, развернулся и протаранил его.


Существует множество теорий о судьбе Лидии Литвяк. Есть упоминания о летчице, подходящей под её описания, которую взяли в плен немецкие войска на месте крушения самолета, о том что её заставили выступить на немецком радио, а также о том, что её узнал один боевой товарищ в переполненном лагере для военнопленных. Все эти теории возникли в послевоенные годы. В 2006 году в Интернете была опубликована статья о дважды раненной советской летчице, которая счастливо вышла замуж и родила трех детей. Она якобы дала интервью в Швейцарии, рассказав о том, как её взяли в плен, и что она не могла вернуться на родину, опасаясь репрессии.


Летом 1979 года около Дмитривки был найден Як-1 с погибшим пилотом. Останки были опознаны, и выяснилось, что это была Литвяк. Теперь её официально признали погибшей в бою, а не пропавшей без вести, что дало возможность присвоить ей высшую награду Советского Союза за доблесть. В 1993 Борис Ельцин присвоил ей звание Героя России посмертно. Однако есть те, кто полагают, что обнаружены были не её останки, и что отчеты были сфабрикованы, чтобы получить возможность присвоить ей медаль и сделать национальным героем. Истина, вероятно, так и останется неизвестной. Большинство источников свидетельствуют о том, что Литвяк уничтожила 12 немецких самолетов лично и несколько в группе. Три четверти из них были одноместными истребителями, превосходящими по характеристикам Як-1. Сегодня Лидия Литвяк считается первой женщиной-асом всех времен и женщиной-пилотом истребителя с наилучшими показателями. Без всякого сомнения, она является одним из величайших героев Советского Союза, независимо от пола. Тот факт, что она достигла столь многого за свою недолгую жизнь под огнём противника и в борьбе со стихиями, является еще одним свидетельством её силы, мастерства и упорства.